Интервью с Алексеем Казаковым и Романом Яковлевым.

«Белогорье» во главе с сербским тренером Слободаном Ковачем в нынешнем сезоне завоевало Кубок вызова, а «Факел» под руководством итальянца Камилло Плачи взял «бронзу» клубного чемпионата мира и впервые за десять лет пробился в полуфинал чемпионата России, где сейчас играет с казанским «Зенитом».

Оба иностранца общаются со своими игроками через тренеров-переводчиков, в роли которых выступают в недавнем прошлом звёздные волейболисты – олимпийские призёры Алексей Казаков и Роман Яковлев. По числу матчей проведённых за сборную России (276) Казаков уступает только Сергею Тетюхину (320), а Яковлев сыграл за национальную команду 142 матча.

В интервью «БИЗНЕС Online» они рассказали о специфике перевода, просьбах главных тренеров и важности изучения иностранных языков.

«ПОСЛЕ ИНТЕРВЬЮ ВОЛКОВА ПЛАЧИ СПРОСИЛ: «ЧТО ТАКОЕ «КРУТОЙ ДЕД»?

42-летний Яковлев на рубеже веков был суперзвездой чемпионата Италии, где провёл пять сезонов. За это время он хорошо освоил итальянский язык, который сейчас помогает ему в тренерской карьере. В феврале 2018 года он пополнил тренерский штаб «Факела», став помощником и переводчиком Плачи.

«Камилло очень удобный для перевода тренер, – признаётся Яковлев. – Он всегда говорит по делу, короткими фразами, что особенно важно во время 30-секундных тайм-аутов. Я стараюсь сразу же за ним переводить, чтобы ничего не упустить. Мы сразу договорились, что я перевожу дословно, хотя какие-то обороты, разумеется, приходится адаптировать под русский язык».

«Мы пробовали синхронный перевод, но Ковач говорит довольно громко и его тяжело перекрикивать, да и игроки так не улавливают сказанное. Поэтому я перевожу во время пауз», – говорит Казаков. Он в «Белогорье» переводит сразу с двух языков – в тренировочном процессе и во время игры Ковач общается с командой на английском, а вот если нужно сказать какую-то эмоциональную речь на собрании, переходит на итальянский.

43-летний Казаков также выучил языки во время зарубежной карьеры: два сезона он вместе с Яковлевым выступал за «Модену», а также играл в «Трентино». В 2017 году Алексей начал тренерскую карьеру, войдя в штаб «Белогорья».

Казаков отмечает, что иногда Ковач просит перевести диалоги игроков и вне площадки – например, в автобусе или на командном ужине. «Не только иностранный, но и российский тренер должен понимать, о чем думают игроки, чем живёт команда», – считает Алексей.

Например, Плачи с помощью онлайн-переводчика читает статьи о «Факеле».

«Недавно был забавный случай. Камилло прочитал на вашем сайте интервью Димы Волкова, в котором было выражение «крутой дед». Похоже, он получил не совсем корректный перевод, поэтому первым делом на завтраке обеспокоенно спросил меня, что означает эта фраза. Услышав объяснение, Камилло только порадовался», – вспоминает Яковлев.

ИНОГДА КОВАЧ ГОВОРИТ: «ТЫ ЧТО, НЕ ТАК ПЕРЕВЁЛ»?

Нередко в спортивных клубах переводчиками работают люди, которые далеки от спорта. Яковлев говорит, что сталкивался с такими случаями во время игровой карьеры и, порой, возникали комичные ситуации.

«Когда я играл в Калининграде, Павла Борща с русского на итальянский язык переводил обычный парень, который не знал волейбольной терминологии. Француз де Кергре и бразилец Пинту часто выглядели удивленными. Простейший пример – слово «скидка». По-итальянски это palanetta, но переводчик говорил sconto – магазинная скидка. Конечно, приходилось подключаться и помогать с переводом. Человек не из спорта может хорошо перевести какие-то напутственные речи в раздевалке, но с терминологией могут возникнуть проблемы», – считает Роман.

Очевидно, что Яковлев и Казаков прекрасно владеют волейбольной терминологией, но есть один момент, который отличает их от простого переводчика со стороныу них за спиной огромный игровой опыт и собственное мнение. Бывает ли искушение скорректировать слова главного тренера? Особенно, если тот говорит заведомо ошибочные вещи?

«Ты можешь в чем-то не соглашаться с главным тренером в тренировочном процессе или во время диалога на скамейке, но во время его речи в тайм-ауте – только прямой перевод. Одно сказанное слово может перевернуть ход игры», – считает Казаков. Яковлев согласен с коллегой. Свое мнение или подсказ конкретным игрокам он может высказать дополнительно, уже после спича главного тренера.

Тренер-переводчик «Белогорья» называет тайм-ауты в концовках самыми трудными моментами для перевода – к постоянному шуму добавляется еще и психологическое напряжение. При этом важно не упустить ничего из установки главного тренера.

«Иногда бывают моменты, когда Ковач может предъявить претензии: «Почему он так сыграл? Я же сказал сделать по-другому! Ты что, не так всё перевёл?». Потом объясняешь, что перевод был правильным, но игрок всё равно сыграл по-своему», – говорит Казаков. И он, и Яковлев отмечают, что во время матчей в дополнительных эмоциях, жестикуляции или повышении голоса с их стороны нет смысла – достаточно этого от главных тренеров.

Стоит отметить, что перевод – лишь одна из обязанностей Яковлева и Казакова, которые принимают активное участие в тренировочном процессе и работают с игроками над техникой. «Камилло сразу обозначил, что я должен вносить коррективы в работу игроков, если вижу ошибки. Разумеется, если есть системные ошибки, нужно сообщить об этом главному тренеру», – рассказывает Яковлев.

«ИГРОКИ «ФАКЕЛА» ВСЁ ВПИТЫВАЮТ, КАК ГУБКИ»

Казаков отмечает, что ему очень интересно работать с Ковачем – наблюдать за его общением с игроками, работой над психологическим состоянием команды. По сути, Алексей проводит всё это через себя.

Точно также набирается опыта в «Факеле» Яковлев. «В «Динамо» состоялся мой переход от игрока к тренеру, а в «Факеле» уже поинтереснее. Тем более, Плачи – серьезный специалист, у которого многому можно научиться, как в волейбольном плане, так и в отношениях с игроками».

Говорят, что Плачи в отсутствии цейтнота уже способен давать простые установки на русском языке. Он даже пытался найти репетитора, но в Серпухове, где базируется команда, с этим возникли проблемы, тем более при постоянных разъездах команды.

«Специфика молодого состава «Факела» в том, что у игроков горят глаза во время работы. В силу возраста, у них огромное желание учиться. Когда говоришь, никто не смотрит в пол или в потолок – они впитывают всё, как губки. Это касается и языка, – рассказывает Яковлев. – Многие игроки за два года работы с Плачи уже начали понимать итальянский язык. Иногда переводишь задание на тренировке, а они уже всё поняли и готовы начать работу. При разговоре чуть хуже – ребята нахватались итальянских слов, но не всегда правильно используют», – улыбается Яковлев.

Он просит напомнить читателям, что блокирующий «Факела» Иван Яковлев его однофамилец, а не сын – «постоянно путают, уже устал всем объяснять». Сын Романа, 20-летний диагональный Дмитрий Яковлев, принадлежит московскому «Динамо», а сейчас на правах аренды играет за «Динамо-ЛО».

В стартовой шестёрке «Белогорья» с двумя легионерами перевод зачастую нужен лишь нескольким игрокам, хотя он в любом случае производится всегда. «Денис Земчёнок отлично говорит по-английски, и мы по ходу сезона приняли решение, что при индивидуальных беседах главного тренера с игроками лучше присутствовать ему, а не мне. Раньше получалось, что сидят два тренера и игрок. В присутствии капитана парни должны были более раскованными и смелее выражать свою точку зрения», – говорит Казаков, замечая, что не только волейболистам, но и вообще всем важно выучить хотя бы английский язык для расширения кругозора и круга общения.

Бизнес Online

Календарь новостей

Октябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31 1 2 3
Рейтинг@Mail.ru