Директор и главный тренер «Белогорья» рассказал о клубе, игроках, сборной России,  допинге и подвёл итоги сезона.

В волейбольном мире все знают человека, который вырастил целую плеяду выдающихся спортсменов, воспитал олимпийских чемпионов, выиграл немалое количество наград и кубков, золотыми буквами вписав своё имя в историю отечественного спорта. Геннадий Шипулин – заслуженный тренер России, вице-президент Всероссийской федерации волейбола, бессменный главный тренер команды, 8-кратный чемпион страны, 8-кратный обладатель Кубка России, 3-кратный победитель Лиги чемпионов, победитель чемпионата мира среди клубов, Кубка мира и Мировой лиги, призёр Олимпийских игр. «Красная звезда» завершает беседу с этим человеком.

– Не думали чуть раньше отойти от активной деятельности на тренерском мостике? Может, тогда не возникли бы и проблемы со здоровьем…

– Нет. Как можно? Мы всегда были и сегодня являемся базовой командой для национальной сборной, для молодёжных команд. У нас всегда выходили чемпионы мира в различных возрастах, ребята были победителями Универсиад и ещё многих турниров. Да, тренерская скамейка – очень нелёгкая работа, зритель видит лишь вершину айсберга.

А то, что делается за кулисами, как у актёров… Не просто так говорят, что спорт – это своего рода культура, так оно и есть. За тем, как выйти на арену и сдать экзамен перед болельщиками, стоит колоссальный труд по подбору того или иного игрока, по определению его психологических и физических кондиций, по уму, характеру, по многим показателям.

И перед тем как мы выходим сдавать экзамены на арену, а я побеждал в Бразилии в Мировой лиге на 26-тысячном стадионе, конечно, проделываем большую работу. Она сопряжена не только с тем, что прописано на бумаге. В жизни всё не так, потому что встречаются обстоятельства, осложняющие нашу работу. Приходится приспосабливаться, вырабатывать иммунитет – и от болельщиков, и от руководителей, и от прессы. Нашему брату достаётся прилично, так как пресса иногда не терпит поражений, и правильно делает. Надо высказывать своё мнение. Сейчас средства массовой информации таковы, что в любое время игрок может посмотреть, что и где о нём пишут. Раньше, когда по проводному телефону звонили, ещё как-то можно было настраиваться. А игрокиони же ранимые, умные, за ними стоят семьи, жёны, дети, друзья, родители. Они умеют обижаться, знают себе цену, особенно игроки высочайшего уровня. Прессе тоже желательно встать на нашу сторону, где-то критиковать, но в меру, уметь терпеть и ждать финального результата. Это тоже влияет, в том числе не с позитивной точки зрения, на того или иного игрока. Тот, кто более характерный, отбивается от всего, готовится, достигает результатов. А кто-то не выдерживает нагрузки.

Плюс ещё семьи. То, о чём никогда нигде не пишут. Фактор, который очень весомый для подготовки спортсмена и его участия в соревнованиях. Жёны должны нести ответственность вместе с игроками за результат, за всё, чему спортсмен служит, быть его помощником, подставлять плечо в трудную минуту. Игроки постоянно находятся в стрессе, испытывают психологическую, физическую нагрузку. Тренироваться по семь часов в день, выступать на соревнованиях, сдавать экзамены, быть ответственным за результат клуба, сборной, страны – это не каждому дано.

Потому девушки, которые выходят замуж за спортсменов, должны понимать, что это непростая участь. С ними надо считаться, понимать, что в большей степени их жизнь проходит вне семьи, вне общественной зоны – на площадке, в спортзале, на футбольных полях и так далее. Поэтому жёны должны помогать, а не терроризировать игроков в тот момент, когда им нужно играть. Она звонит и говорит, что ребёнок простудился или ещё какое-нибудь несущественное дело. Жёны этого не понимают очень часто. Семьи, к сожалению, из-за этого непрочные. Очень много случаев, когда такие семьи рушатся.

Игроки, которые ничего не умеют делать, после завершения карьеры, как правило, плохо адаптируются к реальной жизни. Хорошо, если он заработает денег, которых хватит ему до конца спортивной карьеры. Основная масса игроков уходит и не знает, с какой стороны к этой реальной жизни подойти. За него раньше думали тренер, директор, менеджеры – всё было расписано по минутам. А потом выходит – зарплата резко падает, внимание падает, он становится одиноким. То его водили зашоренного по коридорам за ручку, а теперь нет. И многие этого не выдерживают. Это всё должна брать на себя семья, жена. У среднего спортсмена нет таких больших денег, нет нигде акций, нет участия в бизнесе, потому после завершения карьеры он ходит и не знает, к какому берегу прибиться. Да оно, собственно, и некуда.

В нашем клубе работают люди, являющиеся даже олимпийскими чемпионами, не буду называть фамилии, которые влачат жалкое существование в Белгороде. Несмотря на то, что государство их поддерживает, пенсию им платит, но жизнь сегодня такая, что им этого не хватает. И семья переходит в другую категорию плат. Как игрок он получал большие деньги, а потом уходит на вольные хлеба, и сразу идёт удар по семейному бюджету, начинаются разногласия, возникают спорные моменты. Как правило, это приводит к разрыву семейных отношений, угасанию семейного очага. А что это такое? Это и дети, не дай бог, осиротевшие, и жена. Спортсмен, как таковой, начинает уходить в какую-нибудь крайность. Мы с вами знаем, какие бывают крайности.

Поэтому я сетую и прошу через вашу газету, призываю женщин, девушек, ещё не избравших свой путь, подходить к этому осознанно. Спортсмены – люди эксклюзивные. Это штучный товар. Нужно понимать, за кого выходишь замуж, читать историю. Он сегодня модный – любой спортсмен. А потом заканчивает карьеру… Эта составляющая очень велика. Жёны должны сопереживать и готовить мужа к соревнованиям, говорить ласковые и добрые слова, настраивать, делать домашние дела, вести хозяйство, помогать, успокаивать, чтобы он в экстремальные минуты, когда ему надо выложиться на соревнованиях, отдать всего себя, мог это сделать. Конечно, я всё это проходил и прохожу.

Будем набирать обороты! Во всяком случае клубом я сегодня руковожу. Веду поиски среди бывших своих игроков, а их много, получивших знания, звания, которые любят волейбол, которые прошли через мою школу, школу клуба. Я ищу себе замену, хочу, чтобы кто-то из них руководил. В качестве эксперимента в этом году Вадим Хамутцких руководил. Неплохо это делал, хоть и есть вопросы. Мы заняли третье место, стоим на пьедестале. Я результатом доволен. С Казанью тяжело бороться, у них игроки экстра-класса. Тем не менее мы не сыграли плей-офф, потому я считаю это не окончательным вариантом чемпионата, что надо именно так заканчивать.

Своё мнение я говорил, но понимаю и Владимира Алекно, его работу и ответственность в стрессовой ситуации. Он выиграл европейскую олимпийскую квалификацию. Наверное, я понимаю, что игрокам нужно дать больше времени на восстановление, подлечиться перед Олимпийскими играми. Но система плей-офф не требует дополнительной информации, она более справедлива, близка к фэйр-плей. Мы тоже в прошлом году выиграли регулярный чемпионат, но я себя не считаю чемпионом, а считаю «Зенит», который выиграл плей-офф. В этом году получились проходные игры. Будем надеяться, что это пойдёт на благо сборной. Я понимаю, что времени в обрез, возможности ограничены. Наверное, Алекно прав, что запросил такую систему. Надо думать прежде всего о сборной, отталкиваться от интересов страны. Я был в Лондоне, потому знаю, что это такое.

Моё состояние здоровья позволяет сегодня быть директором клуба. Я главный тренер для того, чтобы у меня была реальная возможность говорить, подсказывать своим молодым, ещё вчерашним игрокам. Чтоб не дядя со стороны был, а существовала система, рычаги управления. По этому поводу никто не возражает, все только поддерживают. Я в клубе давно, ребята все воспитывались у меня, начиная с 15 лет. Есть полное понимание, доверие.

По-прежнему мы работаем с нашими партнёрами. Большое спасибо главным акционерам, губернатору Белгородской области Евгению Савченко, правительству региона. Есть понимание того, какова должна быть сегодня структура клуба. Большое спасибо руководству страны за то, что пошло нам навстречу, приняв решение на условиях софинансирования строить новую арену на 10 тысяч мест.

В целом мы всем обеспечены, надеемся, что в следующем сезоне будем бороться за призовые места и в Лиге чемпионов, и в российских соревнованиях. Надеемся, что укомплектуем команду. Кто будет работать и тренировать – ещё пока вопрос. Но мы близки к решению обойтись своими игроками и тренерами, полностью отказаться от иностранцев. Не знаю, получится или нет, но хотим. В то же время нужен и результат в работе.

– Позади особенный, но сложный сезон. Как оцените его итоги для волейбольного клуба «Белогорье»?

– В этом году мы сыграли хорошо, выше всяких похвал. Нужно смотреть на вещи реально. Захотел – и получилось. Так не бывает. Нужны условия, возможности, которые сопряжены с людьми, кадрами, высококлассными игроками. Сегодня всё просчитывается, прогнозируется. Перед тем как договариваешься с игроком объединить обязательства, смотришь на все аспекты. Да и сами игроки, уважающие себя, спросят: кто будет тренером, партнёром. Они тоже подбирают под себя ансамбль, чтобы партию в симфоническом оркестре каждый играл хорошо. При подборе мы стараемся учитывать эти вещи, хотя бывают и сбои. Результат в этом году был для нас прогнозируемым. Попадание в тройку – это, считаю, хорошо. К счастью, в федерации волейбола так поставлена работа, что схема с разъездами себя оправдала. Здорово, что и женщины, и мужчины отобрались на Олимпиаду. Всё это делали в основном клубы, воспитывали игроков. Владимиру Романовичу Алекно спасибо большое. У нас появилась возможность больше работать в клубах, спокойнее себя чувствовать. Я как вице-президент федерации заинтересован в этом. То, что есть сегодня в «Белогорье», меня устраивает, моих партнёров тоже.

Чтобы бороться с Леоном и Андерсоном, надо подготовиться. Должны быть соответствующие условия, соответствующие игроки, нужно делать большую работу. К сожалению, я в этом году свалился, не мог разговаривать, есть, пить и ходить с этой болезнью. Мой помощник Борис Колчин на каком-то этапе подменил меня. Спасибо ему большое. Потом и у него здоровье пошатнулось. Пришлось в экстренном порядке подключать Вадика Хамутцких, других тренеров. Все эти перепады оказывали влияние. Тем не менее мы сыграли хорошо. Когда мы выиграли клубный чемпионат мира в Бразилии, то играли там и против Казийски, Симона, Хуанторены, но спокойненько их обыграли. От качества подготовки, от творчества тренера, которое он применяет, многое зависит. Исполнители, конечно, тоже должны быть.

К следующему сезону будем готовиться. Подумаем, как играть с Леоном, с другими игроками. Надо отдать должное федерации, что у нас нет большого количества аутсайдеров, за исключением пары команд. Сегодня в сибирском регионе поднялся волейбол. Какая молодёжь в Новом Уренгое, в Нижневартовске, в Сургуте и Красноярске команды. Там работают прекрасные специалисты, которым руководители, партнёры, спонсоры создают все условия. Да, пришлось тяжело из-за постоянных перелётов на дальние расстояния из-за одной игры, но что поделать? Такая у нас профессия. То, что у нас нет засилья иностранных игроков, тоже принесло свои плоды. У нас есть хорошая молодёжь, мы постоянно выигрываем чемпионаты мира в различных возрастах. Главное – не терять этих ребят, которые становятся сильнейшими на планете в 20 лет. Тут нужно немного изменить отношение, чтобы федерация не давала таким игрокам, как Константин Лесик, например, пропадать. Он под основным в Одинцове просидел, в Новосибирске просидел и перестал быть интересен с такой точки зрения, как тот же Бутько. Мы должны отслеживать этих игроков, отдавать их в те клубы, в которых они повышали бы своё спортивное мастерство. Вот здесь есть над чем работать. Таким игрокам должен отдаваться приоритет в командах мастеров.

А главный результат в минувшем сезоне у нас – успех в Кубке Победы, посвящённом 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. В Минске проходил турнир, участвовали все сильнейшие, и мы его выиграли. Считаю эту победу главной на сегодня. А потом уже – бронзовые медали, Лига чемпионов и всё остальное.

– Как, по-вашему, справился с возложенной на него задачей Вадим Хамутцких, который фактически исполнял обязанности главного тренера?

– Хочу, чтобы Вадик состоялся как тренер. Я бы пока воздержался от того, чтобы назвать его состоявшимся тренером, но он достаточно многое уже прошёл, многое умеет и знает, но и много придётся ещё ему работать. Тренерская работа настолько тонкая, в ней много нюансов, нужно ночами сидеть под настольной лампой, чертить схемы, придумывать что-то новое, разрабатывать комбинационную игру, определять очки, голы, секунды. Усэйн Болт выигрывает стометровку на сотые доли секунды! Золотая медаль одна, потому нужно всегда подумать, какую замену сделать, какую тактику применить.

А у нас в этом году получилось так: чем лучше приём, тем больше мы пасуем Тетюхину на три блока. Хамутцких сам был связующим, а в этом плане есть проблемы. Значит, он должен был заставить пасующего в тот или иной момент сыграть по-другому, а он сыграл плохо, сыграл на Тетюхина. А почему он не сыграл туда, назад, пайп? Количество комбинаций мизерное. Хамутцких должен был потребовать. Должна быть игровая дисциплина. Это всё должно вынашиваться в планах, в подготовке, в тренировочном процессе, в ведении игры. Это такие нюансы, которые должны быть видны только одному тренеру. И в этом плане Вадику и его помощнику ещё многое нужно через себя пропустить, поработать.

– Невозможно не спросить о легендарном Сергее Тетюхине. Откройте секрет, как у вас с ним так получается? Не хочет «выгонять» вас с тренерской работы?

– Знаете, я держу для него место. Говорю это честно, не хочу этого скрывать. Будет Серёжа тренером, не будет, но я бы хотел, честно. У него вся семья спортивная: папа и мама заслуженные тренеры, брат волейболист и двое сыновей из трёх играют в волейбол. Недавно мы – Серёжа Тетюхин, Вадик Хамутцких и я – пришли вручать приз победителям чемпионата России среди старших юношей, а там капитан команды Паша Тетюхин, средний сын Сергея. Есть ещё Ваня. Стоит здесь, перед «Космосом», скульптурная композиция, а в народе говорят, что вроде как там Тетюхин нападает, Хамутцких пасует и мужик в пиджаке сидит на меня похожий. Вот мы и пришли втроём. Было так много детей, есть фотография большая, где на площади сфотографированы все 20 команд. Было прекрасно.

Это очень приятная спортивная семья. Конечно, я хочу, чтобы из него получился великий тренер, но до того пусть играет, сколько Бог даст ему здоровья. Он сегодня играет очень классно, не даёт усомниться в своём профессионализме и ответственности. Лишний раз доказывает всем и вся, как это можно делать качественно. Несмотря на то что Серёжа уникальный, при правильной работе, при правильном подходе к себе, к делу он как тренер должен видеть, как использовать того или иного игрока в правильном направлении. Это немаловажно. Сегодня он доказывает, что он – номер один. На протяжении 20 лет у меня столько было доигровщиков, которые бились об стенку, а там стоит Тетюхин, а там стоит Саша Косарев. Подающие надежды бьются в игроков, которые не дают усомниться в своём превосходстве, не дают места в составе, играют лучше. Вот и всё. То, что делает Серёжа, – это спортивный подвиг, подвиг гражданина, личности, спортсмена, семьянина. С него нужно брать пример.

Серёжа Тетюхин едет на шестую Олимпиаду! Он пришёл ко мне 14-летним ребёнком, папа мне его доверил, отдал в руки, не зная меня по существу. Значит, люди увидели во мне того, кому можно доверить ребёнка. Мы оба попали «в десятку», воспитав Сергея. Он столько сделал для нашей страны! Прекрасный человек! Вне всякого сомнения, мне повезло с ним. Я тоже состоялся как тренер. Сколько мы с Серёжей выиграли, сколько друг другу подарили радости – я как тренер, он как спортсмен. А в целом мы неразделимы. Сколько мы радовали людей, нам рукоплескали во всём мире, начиная с Новой Зеландии, заканчивая Бразилией, Чили и Аргентиной. И Китай, и Европа тоже. Думаю, мы «напылили» с ним прилично.

Я хочу Сергею пожелать здоровья, чтобы достойно сыграл на Олимпиаде. Насколько я знаю предварительно, Сергей не хочет ещё заканчивать играть в клубе, хочет продолжить и после Олимпиады. Для него всегда дверь открыта. Он может и нападающим играть, и либеро – ещё лет пять. Сергей – это личность. Он проявляет себя каждый день в любом месте. То, что он воспитывает троих сыновей, любит свою семью, жену, родителей, разве это не пример? Его жена, Наташа, своим примером в Лондоне показала, как нужно жить. Она была в Лондоне, туда приехали жёны других игроков, начали их отвлекать, звонить и выдёргивать. Я не буду называть фамилии. Она пресекла это дело и сказала: «Я хочу, чтобы мой муж стал чемпионом Олимпийских игр!» Волейбол – это не шахматы, а командный вид спорта. Вот это – женщина! С неё надо брать пример. Это всё было перед финалом, я знаю об этом не понаслышке. Она помогла команде, тренеру и Серёже. Спасибо ей за это.

Главное, что у него есть силы и здоровье. Я когда-то принял на себя ответственность, за что в команде меня теперь невольно называют главным врачом. Ему сказали, что разминаться нельзя, бегать нельзя, прыгать нельзя, атаковать нельзя, сердце болит. Он ходил тут со всеми этими примочками медицинскими, которые параметры снимают. В конце концов, даже наклон вперёд нельзя делать, идти пешком нельзя, ни есть, ни пить нельзя. Я посмотрел на это и сказал: я беру на себя ответственность. Допустил его к тренировкам, и Сергей начал тренироваться – по сегодняшний день. А уже года три прошло. Игроки дали мне кличку «главный врач». Если бы там было что-то серьёзное, явно выраженное, а то один врач так сказал, другой сяк… А он, бедный, и за границу ездил, и здесь, по России, ездил – везде разные диагнозы ему ставили. Доставились до того, что Сергей уже не дышал. А что такое отвлечь человека от занятия своей профессиональной карьерой? Вроде как ничего не болит, чувствует себя хорошо, а они запрещают. Я сказал: Сергей, иди! Так и было.

– Расскажите о планах на следующий сезон. Какова ситуация со строительством новой арены?

– Сегодня мы уже думаем о будущем сезоне, о комплектации команды, нужно вторые команды подчистить. Третья команда у нас есть, система школьная налажена. В этом году мы в прекрасном стиле выиграли чемпионат России среди старших юношей, обыграв в финале Москву. Это говорит о том, что у нас очень хороший резерв, который всегда был, и этот год не исключение. В Белгороде 375 тысяч жителей, а в Москве – больше 12 миллионов. Это тоже лакмусовая бумажка для сравнения. Это хорошая победа. Главная команда дошла до второго раунда плей-офф в Лиге чемпионов. Мы шестые-седьмые в Европе, плюс «бронза» в чемпионате – это хорошо. На следующий год в Лиге чемпионов пусть придётся проходить квалификацию, но это даже к лучшему, чтобы попробовать свои силы. Если ты готов к основному этапу, то это будет видно на уровне уступающих в силе соперников.

Что касается основной команды, то, думаю, что укомплектуем. Надеюсь, что обойдёмся без иностранных игроков. Может быть, один будет, а может, ни одного. Хочется, чтобы играли свои игроки, тренировали свои тренеры. К сожалению, в этом сезоне мы играли, а три олимпийских чемпиона травмированы были: Дмитрий Мусэрский, Дмитрий Ильиных и Тарас Хтей. Но мы заняли третье место. Представьте, какие глыбы не играли у нас. Притом что в тактике были проблемы из-за отсутствия постоянной тренерской работы. Надеемся, что все выздоровеют, всё будет нормально. Верим, что наши игроки, в том числе и Тарас Хтей, попадут в сборную. Хотим, чтобы Владимир Алекно взял его хотя бы на сборы, как и Мусэрского. Учитывая их потенциал, заслуги, он может их подвести к Олимпиаде, если не будет чего-то явного, открытого перелома, например. Эти ребята будут полезны для сборной. Надеемся, что Владимир Романович даст возможность им готовиться, а поедут они или нет – это будет зависеть и от тренера, и от них самих.

Мы приступили к строительству арены. Да, сейчас оно немного приостановлено, но уже вбили 700 свай, перенесли сеть, много чего уже успели: спроектировали, прошли госэкспертизу. Всё начинали с нуля, уже затрачено более 200 миллионов рублей на начало строительства. Наш результат заметили на самом высоком уровне, что очень приятно в качестве признания наших заслуг. Это очень хороший знак – построить арену и ещё раз подтвердить, что Белгородчина – спортивная держава на карте мира. У нас и Светлана Хоркина, и Фёдор Емельяненко, и Наталья Зуева, и многие другие. Очень хорошо развиты бокс, стрельба, спортивная гимнастика, художественная гимнастика. В футболе и хоккее мы не блещем, но есть у нас гиревики, ходоки, легкоатлеты, гребцы. Достаточно приличных ребят, активно занимающихся спортом. Их надо поддерживать. Потому думаю, что строительство новой арены будет поощрением всех спортсменов и тренеров за их труд. Это далеко не волейбольный центр, а мультиспортивный комплекс.

Как я сказал, строительство заморозили временно. Это не секрет, что у нас всё нужно толкать, под лежачий камень вода не течёт. При всём уважении к тем ответственным людям, которые стояли за этим, арена тихо ушла в сторону из-за различных проблем, которые выплывают каждый день. Каждому вопросу нужно давать толчок. Мы уже делаем второй виток: написали письма, которые сработали. Из Министерства спорта нам прислали ответ о том, что проект отправлен на федеральную госэкспертизу. Мы свою экспертизу сделали, а теперь, чтобы выделили бюджетные деньги, нужна федеральная экспертиза. Нам уже Виталий Мутко и его заместители рекомендовали принимать этот проект, хотя сначала они хотели из-за отсутствия средств снять его с контроля. Я предложил создать рабочую группу на общественных началах под своим руководством, губернатор и его заместитель поддержали идею. Сегодня группа создана, надеюсь, будем осваивать 30–50 миллионов рублей в месяц. Найдём эти деньги.

– Невозможно обойти стороной тему допинга. Что скажете о скандале с мельдонием, который, к сожалению, затронул и волейбол?

– Действительно, это сложный вопрос для всех. Всё это нас не красит. Скандал застал врасплох. Чтобы не политизировать, не знаю даже, могли ли мы не попасть в такую ситуацию, знали мы об этом мельдонии или нет, понимали, что делаем, или нет. Винить сейчас можно кого угодно. Но знали ли наши специалисты об этом ещё в ноябре? Да, он употреблялся, был разрешён, был допустимым, доступным, все его употребляли. Нам начали о нём говорить только ближе к новому году, а оказалось, что его распад зависит от физиологии каждого отдельно взятого спортсмена. Не знаю, может, это какая-то уловка, капкан для наших, российских спортсменов. Так раздувать всё это…

Сегодня вот и англичане попались на всём этом деле, хотя там, кажется, не о мельдонии речь идёт. Врач открыл занавес. А мы попались в капкан. Можно было взять паспортные данные этого препарата. Коль скоро это переходное время, то, учитывая период распада, можно было установить какие-то временные рамки. Скоро Олимпиада, потому можно было установить срок, например, до 1 июня, так как максимально полгода этот мельдоний выводится. А потом всё, конец. Подготовить людей нужно было к этому. А так, просто озвучили. Предположим, принял его человек 20 декабря, и что? Мы знаем работу и докторов, и тренеров, что приходится восстанавливать спортсменов, просить докторов, чтобы они не кололи этот мельдоний, а намешали коктейль какой-нибудь, хотя и без нас они всё знают.

Не нужно было раздувать это кадило, лучше дали бы спортсменам время и возможность уйти от всего этого нормально. Люди должны были к этому готовиться. А то так и получается, как недавно с хоккеистами-юношами. Одно дело, когда намеренно, когда знал и нарушил. Здесь же они, те же хоккеисты, не знали даже, что им кололи. Вот если ты будешь принимать его после наступления срока запрета, тогда ты – преступник. А так, это просто капкан для нас – в столь непростое время для России. Это моё мнение, чтобы не политизировать.

Что касается волейбола, то мы, например, его не применяем. Но сегодня трактовки такие, что под допинг может попасть какое-то элементарное мочегонное средство, любая таблетка от простуды. Да, надо это знать, опасаться этого. После скандала с мельдонием нужно сделать правильные выводы, составить памятку всем нам – и врачам, и тренерам, которые за всё отвечают. Строгую памятку для того, чтобы мы не употребляли даже простейшие таблетки, которые могут содержать что-то запрещённое, – типа того же парацетамола, который люди просто принимают для лечения.

А то, что таким способом могут поступить с нашими спортсменами, отвлечь их от профессиональной деятельности, которая для них является важной и жизненно необходимой, конечно, это близко к катастрофе. Не дай бог, когда может не состояться участие в Олимпиаде, в других крупнейших соревнованиях. Люди этому посвятили жизнь, отдали всё самое дорогое, молодость ради карьеры. Спортсмены и тренеры – это такие чокнутые люди, которыми просто так не рождаются, а становятся. Спорт – дело сложное. Порой становишься чокнутым и неадекватным. Тренеры – это категория лиц, фанатично преданных своему делу. Спортсмены – люди, находящиеся на виду, но они так много всего теряют в жизни, не познают нормальную жизнь. В то же время они работают, делают своё дело честно. В том числе приходится сталкиваться и с такими делами, которые сегодня называются «мельдоний». Лучше этому не быть. Я уже не беру в расчёт рыночные отношения, конкуренцию латвийских и американских фармацевтов. В политику лезть не хочу. Нужно с честью выйти из этого положения. Министр спорта ни при чём, он тоже этого не хотел, но отвечать за всё приходится ему.

– По силам сборной России повторить успех Лондона-2012? Может, что-то посоветуете тренерскому штабу?

– Очень хочется, чтобы защитили титул. Всё для этого есть – и победа на предыдущей Олимпиаде, и специалисты, и опытный тренер Владимир Алекно, который знает своё дело, все менеджеры и помощники. Главная составляющая – это игроки. Они у нас есть. Важно, чтобы не произошли какие-нибудь катаклизмы со всеми этими делами, о которых мы только что говорили.

По игрокам скажу так: у нас есть хорошие пасующие, диагональные, первые темпы у нас есть сильные, доигровщики тоже есть, но надо всех смотреть. Владимир Романович определится. Важно попасть в цель, взять тех людей, которые на тот момент будут лучшими. Я считаю, что можно играть и с бразильцами, что мы не раз доказывали. Я их два раза побеждал в Бразилиив Мировой лиге и на клубном чемпионате мира. Даже несмотря на все их местные штучки и заморочки, связанные с интригами, когда то не тот зал дадут, то в трафик запустят, чтобы мы ехали полтора часа на тренировку и столько же обратно, то время неудобное назначат, то гостиницу не ту предоставят. Много у них всяких уловок и прихваток. Необходимо настроиться и команде, и всему персоналу на то, что будут сложности всякого характера. Нужно оградить игроков от всех этих проблем, надо чётко двигаться к поставленной цели.

По потенциалу российская команда мощная и сильная. Мы по-прежнему являемся лидерами, позиционируем себя в качестве чемпионов Олимпийских игр. Это очень правильно. Пусть все они нас боятся! Но мы, не почивая на лаврах, будем ставить новые задачи, будем побеждать. На местах мы – каждый руководитель клуба, каждый тренер – должны работать во благо сборной. Нет плей-офф – значит, так надо. Мы обязаны соглашаться с мнением главного тренера сборной, если он хочет, чтобы была такая формула чемпионата. Если нужно чем-то пожертвовать, как мы сделали перед предыдущей Олимпиадой, когда оперировали Хтея и Тетюхина, то нужно это делать. Клубные интересы должны уйти на задворки, на задний план, все мы должны жить интересами сборной России, помогать, советовать, ехать туда и болеть, вне всякого сомнения. Нужно всё изучать, исследовать потенциал наших соперников, тщательно готовиться. На каждое действие противников должно быть противодействие с нашей стороны, научно обоснованное, а не с наскока. Необходимо докапываться до тонкостей, мелочей, нюансов для того, чтобы одержать победу.

– Геннадий Яковлевич, большое вам спасибо. Крепкого здоровья, успехов в работе, новых запоминающихся побед!

– Спасибо!

 

Андрей Дуденко, Красная звезда 

Календарь новостей

Сентябрь 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
26 27 28 29 30 31 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 1 2 3 4 5 6
Рейтинг@Mail.ru